Просмотр сообщений в: Новости медицины

Что заставляет женатых мужчин хранить верность

Возможно, своей долгой совместной жизнью эти супруги обязаны нейропептиду окситоцину. На фото: семейная пара народности вотяки (удмурты). Изображение с сайта www.ethnomuseum.ru

Известно, что нейропептид окситоцин влияет на формирование дружеских отношений и родительских чувств у человека. Немецкие психологи недавно выявили еще один эффект этого очень простого по строению пептида. Оказалось, что если закапать его в нос мужчинам, состоящим в постоянной моногамной связи с женщиной, то комфортное расстояние до незнакомой привлекательной женщины для них значительно увеличивается, чего нельзая сказать о мужчинах, не имеющих постоянной партнерши. Таким образом, повышение эндогенной продукции окситоцина у женатых мужчин может служить залогом их супружеской верности.

В животном мире известно не так много видов, образующих моногамные связи, и человек — один из них. Моногамия — достаточно дорогое удовольствие с точки зрения эволюции, так как она приводит к существенному снижению количества и генетического разнообразия потомства самца. С другой стороны, для самок выгода очевидна, поскольку в моногамных парах забота о потомстве ложится на обоих родителей. Поэтому логично предположить, что в процессе эволюции выработались механизмы, поддерживающие моногамию.

Один из таких механизмов оказался удивительно консервативным — регуляция социальных отношений с участием нейропептидов окситоцина и вазопрессина. Гомологи этих нейропептидов участвуют в регуляции взаимоотношений уже у червей, насекомых и моллюсков. У прерийных полевок — грызунов, известных своей супружеской верностью, — введение окситоцина самкам способствует созданию пар, тогда как введение вазопрессина самцам превращает их в любящих мужей. У человека же наиболее известная функция окситоцина — регуляция женской репродуктивной функции (стимуляция сокращения матки и лактации). Исследования с интраназальным введением (капанием в нос) окситоцина показало, что введение окситоцина мужчинам повышает степень доверчивости и способность понимать настроение других людей, а также чаще смотреть собеседнику в глаза (см., например, Гены управляют поведением, а поведение — генами, «Элементы», 12.11.2008). В последние два года выяснилось, что окситоцин также влияет и на установление романтических отношений между мужчиной и женщиной. Но до последнего времени было неизвестно, задействован ли окситоцин в поддержании моногамных связей у человека.

Группа немецких психологов недавно провела исследование на 86 молодых гетеросексуальных мужчинах, половина из которых имела стабильные моногамные отношения, а другая половина не находилась в постоянной связи. В первом эксперименте испытуемым капали в нос либо окситоцин, либо плацебо. После этого испытуемым показывали привлекательную женщину и предлагали выбрать комфортное для них расстояние до нее и слегка некомфортное (рис. 1Ai). В одном случае женщина приближалась к испытуемому, и он должен был остановить ее, в другом случае испытуемый приближался к женщине и останавливался сам. Кроме того, предлагали оценить степень привлекательности объекта по девятибалльной шкале, а также выясняли ощущения испытуемого (валентность, возбуждение, замешательство, неприятие и т. д.).

Во втором эксперименте мужчинам также капали в нос либо окситоцин, либо плацебо, а после этого предъявляли разные картинки на мониторе. В качестве картинок предъявляли как «положительные» изображения (привлекательная женщина или красивый пейзаж), так и «отрицательные» (искаженная фотография женщины или грязь). Все изображения были взяты из базы данных фотографий, используемых для изучения эмоций. Картинки предъявлялись в четыре приема, в каждом — по пять изображений каждого типа. Для выбора той или иной картинки испытуемые должны были подвинуть джойстик либо вперед, либо назад. При этом изображение либо увеличивалось (имитация приближения объекта), либо уменьшалось (имитация удаления объекта). Измерялось время реакции (время сдвигания джойстика) и число ошибок, когда джойстик сдвигался в неверном направлении. Испытуемые также должны были оценить привлекательность объекта и рассказать про свои ощущения.

Также была проведена серия контрольных экспериментов.

Для того, чтобы убедиться в том, что окситоцин влияет именно на супружескую верность, а не на, например, общительность, отдельной группе гетеросексуальных мужчин, имеющих постоянную партнершу, в качестве предъявляемого объекта в первом эксперименте предлагали мужчину, а не женщину.

Для того же, чтобы окончательно убедиться в том, что предъявляемая женщина действительно является для испытуемых привлекательной, их просили оценить ее внешность по фотографии по 100‑балльной шкале.

Результаты первого эксперимента показали, что оптимальное расстояние между мужчиной, состоящим в постоянной связи с женщиной, и объектом (привлекательной женщиной) существенно увеличивается после закапывания окситоцина, причем это происходит во всех ситуациях (то есть независимо от того, двигаются ли испытуемый или объект, приближаются ли они или удаляются, смотрят ли в глаза друг другу или не смотрят; рис. 1Аii, Aiii). Напротив, закапывание окситоцина одиночкам почти во всех ситуациях (в семи из восьми) не меняло оптимального расстояния. Только когда объект приближался к испытуемому и смотрел ему в глаза, окситоцин влиял на изменение комфортного расстояния до объекта и у одиночек. Интересно, что во всех группах испытуемых комфортное расстояние было больше, если испытуемый уходил от объекта, чем если он приближался к нему. Авторы трактуют этот результат таким образом, что близкое начальное расстояние оказывается более дискомфортным, чем далекое начальное расстояние. Еще оказалось, что различия между мужчинами, состоящими в связи, и одиночками после закапывания окситоцина сильнее, если двигается испытуемый, чем если двигается объект.

Что касается слегка некомфортного расстояния, то оно оказалось больше у мужчин, имеющих постоянную связь, после закапывания окситоцина, но только в тех случаях, когда двигалась женщина. У одиночек слегка некомфортное расстояние сохранялось неизменным во всех ситуациях. Еще авторы смотрели связь между слегка некомфортным расстоянием и другими характеристиками испытуемых и нашли положительную корреляцию между некомфортным расстоянием и степенью социальной тревожности (см.: Augustine Osman et al., 1998. The Social Phobia and Social Interaction Anxiety Scales: Evaluation of Psychometric Properties). Эта корреляция свидетельствует о том, что оценка слегка некомфортных расстояний является хорошим критерием для отражения мотивации испытуемого вступать в контакт с незнакомцем.

В контрольном эксперименте с мужчиной в качестве объекта не было выявлено никаких корреляций между разными параметрами — иными словами, закапывание окситоцина влияло именно на межполовые отношения, а не на общительность как таковую. В другом контрольном эксперименте испытуемые достаточно высоко оценили привлекательность женщины, которая участвовала в качестве объекта в первом эксперименте: ей присудили в среднем 64 из 100 баллов.

Результаты второго эксперимента показали достоверную связь между закапыванием окситоцина и брачными узами лишь для положительных женских изображений . После закапывания окситоцина мужчины, имеющие пару, глядя на привлекательную женщину, гораздо больше думали, прежде чем ответить правильно, и гораздо больше делали ошибок, чем одиночки.

Итак, это исследование показывает, что поведенческие эффекты окситоцина зависят от контекста и наличия постоянного партнера. Эта работа является первым прямым свидетельством того, что окситоцин может менять поведение женатых мужчин таким образом, чтобы поддерживать моногамную связь. Интересно, что опрос испытуемых не выявил каких-либо существенных изменений в ощущениях или возбуждении, вызываемых видом привлекательной женщины. Это означает, что эффект окситоцина не может быть связан с сознательным отношением к объекту. Это утверждение подтверждается также отсутствием связи между последствием введения окситоцина и направлением взгляда. Можно было бы ожидать, что оптимальное расстояние должно увеличиваться в том случае, если испытуемый и объект смотрят друг другу в глаза; но это было не так.

Окситоцин у человека вырабатывается в гипоталамусе и выделяется в кровь. Измерение концентрации окситоцина в крови у людей обоего пола показало, что эта концентрация повышается на ранней стадии романтической любви и остается повышенной в течение первых 6 месяцев совместной жизни (Schneiderman et al., 2012. Oxytocin during the initial stages of romantic attachment: relations to couples’ interactive reciprocity). После этого продукция эндогенного окситоцина у мужчин в целом снижается; она повышается лишь на короткое время после физической близости партнеров и даже после непродолжительного нахождения друг рядом с другом.

Авторы совсем не призывают подозрительных жен капать окситоцин мужьям, которые норовят смотреть на сторону (хотя, возможно, некоторые читатели могут воспринять данное исследование как прямое руководство к действию). Однако ученые подчеркивают необходимость дальнейших исследований нейрохимического механизма влияния окситоцина на поведение, а также анализа других аспектов человеческих взаимоотношений, которые могут влиять на продукцию окситоцина. Это, несомненно, приблизит нас к лучшему пониманию чрезвычайно сложной и загадочной нейробиологии формирования матримониальных отношений у человека.

Источник: Dirk Scheele, Nadine Striepens, Onur Güntürkün, Sandra Deutschländer, Wolfgang Maier, Keith M. Kendrick, René Hurlemann. Oxytocin modulates social distance between males and females // The Journal of Neuroscience. V. 32. P. 16074–16079


Будущее лечения переломов



Неприятные аспекты переломов не ограничиваются безудержной болью, потерей функционала конечности и счётом, предъявленным в больнице. Ожидая, пока кость срастётся, придётся провести несколько месяцев в гипсе. Традиционные гипсовые повязки и синтетические полимерные бинты обеспечивают низкий уровень комфорта, но дёшевы и справляются со своей задачей достаточно хорошо, чтобы инновации в этой области не были приоритетом.

Джейк Ивилл (Jake Evill), обладатель отличной фамилии и выпускник факультета медиа-дизайна Университета королевы Виктории в Веллингтоне предложил, как при помощи 3D-печати усовершенствовать древнюю технологию наложения гипсовой повязки.




Джейк не понаслышке ознакомился с проблемой, сломав руку и проведя пару месяцев с гипсом на ней. “Я был удивлён тем, насколько неудобны эти громоздкие штуковины. Мне показалось несколько архаичным в наши дни заворачивать руку в два килограмма неуклюжего гипса, под которым всё очень скоро начнёт дурно пахнуть и чесаться.”
Он придумал концепт Cortex Exosceletal Cast, позиционируемого как "экзоскелет для защиты внутреннего скелета". Это иммобилизирующая система, выполняющая те же функции, что и жёсткие гипсовые и полимерные повязки, но отличающаяся значительно большим комфортом ношения для пациента.

Покамест это только концепт. Его идея в том, чтобы используя рентген в паре с трёхмерным сканером и принтером, обеспечить экзоскелетную накладку, которая повторяет контуры конечности и фиксирует перелом, но при этом остаётся лёгкой, вентилируемой и моющейся.



Носить под одеждой индивидуально подогнанный и компактный Cortex будет удобнее, чем обычный гипс, а благодаря меньшему весу и сохранению чувствительности, загипсованная конечность будет не такой неуклюжей. Длинная линейка, чтобы почесать под повязкой, здесь больше не нужна. К тому же, будем честны, прототип смотрится довольно круто.



После сканирования специальная программа индивидуально выстраивает шаблон и структуру накладки, оптимальную для пациента. Ближе к месту перелома ячейки должны быть мельче, чтобы лучше поддерживать эту область. Говорится, что Cortex можно установить пациенту сразу после его печати. В концепте предусмотрены одноразовые застёжки, которые будут удалены специальным инструментом после того как кость срастётся.

Прототип, который показан на фотографиях, создан с использованием самодельного 3D-сканера, который Джейк сделал из Кинекта Xbox. Чтобы получить модель, импровизированный сканер пришлось вручную вращать вокруг конечности, а получившиеся неточности дорабатывать в Zbrush. Готовая 3D модель была отправлена в сервис Shapeways (Нидерланды), где её воплотили в нейлоне. Средняя толщина такого “гипса” – 3 мм, а весит вся конструкция около 500 грамм.



Дизайнера вдохновили трабекулы костной ткани, из которых состоят ячеистые структуры внутри костей. “Именно такая похожая на соты структура послужила вдохновением для формы Cortex, ведь лучшие ответы, как всегда, подсказывает природа”, прокомментировал он.

Источники:
http://www.wired.com/design/2013/07/is-this-cast-the-future-of-healing-broken-bones/
http://www.gizmag.com/cortex-concept-3d-printed-casts/28123/
http://jakevilldesign.dunked.com/cortex

 

Топ-10 революционных достижений медицины

Современная медицина еще не ответила на самые страшные вызовы XX века, вроде рака, ВИЧ, адаптивных бактерий и гибридных вирусов, но горизонты осуществляемых исследований вселяют надежду на то, что панацея достижима. Сегодня научные поиски пересекаются с мечтами психотерапии о препаратной корректировке человеческого поведения, доходят до устройств, замещающих фармацевтическую химию, и упираются в сокровищницу ген, где в молекулах ДНК закодированы рецепты неизлечимых недугов.

1. Противозачаточные препараты для мужчин

Ученым из Института рака Дана-Фабер в Бостоне (США) удалось разработать препарат, который способен совершить настоящую революцию в области негормональной контрацепции для мужчин. Его активным веществом является JQ1 — химическое соединение, которое выборочно замедляет семеннико-специфичный протеин бромодомен и блокирует спермогенез. При этом у препарата нет седативного и анксиолитического эффекта. JQ1 испытывали на мышах и он показал свою высокую эффективность. При этом репродуктивная способность животных быстро восстанавливалась после того, как действие препарата заканчивалось. Специалисты подсчитали, что порядка ⅓ пар в мире предпочитают пользоваться презервативами, избегая противозачаточных таблеток и других средств контрацепции для женщин. Считается, что большая часть случаев незапланированной беременности приходится именно на такие союзы.

2. Лекарство от плохих воспоминаний

Ученым из Университета Монреаля (Канада) удалось найти препарат, который сокращает у человека потребность обращаться к тяжелым воспоминаниям. Это пока еще не «Вечное сияние чистого разума», но уже заметный шаг на пути к корректированию работы человеческой памяти. Лекарство под названием метирапон на самом деле существует довольно давно: раньше оно использовалось для лечения недостаточности коры надпочечников. Однако специалисты обнаружили, что влияние метирапона на уровень стресса может оказаться куда более полезным. Препарат сокращает выработку кортизола — гормона, который вырабатывается надпочечниками в стрессовых ситуациях. Исследования показали, что медикаментозное снижение уровня кортизола в таких ситуациях ослабляет болезненность воспоминаний и формирует позитивный взгляд на события. В ходе тестов участникам эксперимента рассказывали истории, в которых присутствовали нейтральные и негативные элементы сюжета. Люди, которые перед этим приняли метирапон, спустя четыре дня могли вспомнить первые значительно подробнее, чем вторые, в то время как участники исследования, получившие вместо лекарства плацебо, прекрасно запомнили как нейтральные, так и негативные детали.

3. Нейростимулятор против мигреней и кластерных головных болей

Cпециалисты компании ATI представили публике нейростимулятор, который помогает облегчить кластерные головные боли и мигрени. Аппарат размером с миндальный орех через маленький надрез на десне помещают в область основно-небного ганглия — ограниченного скопления нейронов, расположенного по ходу одного из черепно-мозговых нервов в районе переносицы. Нейростимулятор активируется с помощью внешнего дистанционного пульта управления: при необходимости пациент просто подносит его к щеке. Аппарат включается, блокирует основно-небный ганглий, и боль утихает или ослабевает. Согласно исследованиям в Европе, 68% пациентов хорошо отреагировали на терапию: у них снижалась интенсивность, либо частота болей, а иногда и то, и другое. Применение нейростимулятора против кластерных головных болей в ЕС уже началось. В США государственное Управление по надзору за качеством продуктов питания и лекарственных средств пока разрешило использовать его лишь в исследовательских целях.



4. Лекарство от гипертонии и расизма

По данным ученых из Оксфордского университета (Великобритания), препарат под названием пропанолол, который врачи прописывают при ишемической болезни сердца, гипертонии и других заболеваниях, способен также снижать уровень расизма. В исследовании, которое провели специалисты, участвовало 36 человек. Половина из них приняла пропанолол, а другая половина — таблетки плацебо. По итогам психологического теста, который затем провели ученые, выяснилось, что первая группа демонстрировала значительно меньший уровень подсознательной агрессии по отношению к представителям других народов и рас. Причина — в том, что активные вещества пропанолола снижает активность нейронов и, в качестве побочного эффекта, влияют на интенсивность подсознательных страхов, в том числе связанных с иностранцами. Один из соавторов исследования, профессор факультета философии Оксфордского университета Джулиан Савулеску заявил: «Такие исследования подтверждают, что наше бессознательное отношение к чему-либо можно моделировать с помощью таблеток. Подобные возможности требуют тщательного этического анализа. У биологических исследований, которые ставили своей целью сделать людей лучше, темная история. И пропанолол — это не таблетка от расизма. Но с учетом того, что огромное количество больных уже принимает препараты, у которых есть «моральные» побочные эффекты, нам хотя бы нужно понимать, в чем они заключаются».

5. Хромосомная терапия

Ученым из Университета Массачусетса (США) удалось «отключить» лишнюю копию 21-й хромосомы, которая отвечает за развитие у человека синдрома Дауна. Несмотря на то, что опыты проводились in vitro, это исследование имеет огромное прикладное значение. В будущем оно поможет разработать хромосомную терапию для еще не рожденных детей с трисомией (синдромом Дауна, синдромом Патау, синдромом Эдвардса) или даже симптоматическое лечение для тех, кто уже появился на свет. В рамках исследования специалисты использовали стволовые клетки, полученные из тканей кожи пациента с синдромом Дауна. Они ввели в добавочную копию 21-й хромосомы генетический «выключатель» — ген XIST. Этот ген есть у всех млекопитающих существ женского пола и отвечает за инактивацию одной из двух Х-хромосом. При экспрессии XIST синтезируется молекула РНК, которая укрывает поверхность хромосомы, словно одеяло, и блокирует экспрессию всех ее генов. Отрегулировать работу XIST ученым удалось при помощи антибиотика доксициклина. В результате, проблемная копия 21-й хромосомы перестала работать, и больная стволовая клетка превратилась в здоровую.

6. Новое средство от похмелья и алкоголизма

Исследователям из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (США) удалось выделить вещество, которое способно сокращать негативные последствия опьянения, предотвращать похмелье и снижать тягу к выпивке. Им оказался дигидромирицетин или DHM, который получают из плодов китайского подвида конфетного дерева (Hovenia dulcis). В китайской медицине вытяжки из них используют против похмелья уже порядка пяти веков. В ходе исследования ученые ввели подопытным крысам дозу алкоголя, эквивалентную 20 банкам пива, выпитым взрослым мужчиной. Затем «опьяневших» грызунов перевернули на спину, чтобы они потеряли ориентацию в пространстве. Крысы, которые не получили дигидромирицетин, не могли восстановить координацию движений порядка 70 минут, в то время как зверьки, которым вместе с алкоголем ввели «антидот», смогли прийти в себя уже через пять минут. Также ученые отметили, что DHM заметно снизил у животных тягу к алкоголю: крысы, которые получали его, даже спустя три месяца регулярного приема «спиртного» выбирали вместо алкоголя подслащенную воду. Скептики, тем не менее, сомневаются, что дигидромирицетин действительно поможет людям, страдащим алкоголизмом. Ведь если лекарство спасает от похмелья, головокружения и тошноты, велик соблазн выпить больше, а не меньше.

7. Определение уровня сахара в крови, анализы и уколы без иголок

Недавно разработанные американской компанией Echo Therapeutics устройства Prelude SkinPrep System и Symphony CGM System позволяют делать инъекции, брать анализы, а также контролировать уровень сахара в крови больных диабетом без уколов. Аппараты безболезненно снимают ороговевший слой кожи (его толщина — около 0,01 мм) и увеличивают ее проницаемость для жидкостей и электрическую проводимость. В результате можно получить доступ к тканевым жидкостям, не нарушая целостности кожного покрова. Устройство для определения уровня сахара в крови оснащено беспроводным передатчиком и крепится на кожу пациента, как пластырь. Каждую минуту аппарат отправляет данные на монитор, который фиксирует изменения уровня сахара в крови больного и посылает визуальный и звуковой сигнал тревоги, если показатели становятся слишком низкими или слишком высокими. Устройство разработано, в первую очередь, для больниц.

8. «Прицельное» лекарство от рассеянного склероза

Ученые из Северо-Западного университета (США) смогли найти способ лечения рассеянного склероза без препаратов, угнетающих иммунную систему в целом. Этому открытию предшествовало около 30 лет работы. Специалистам удалось «научить» организм больных атеросклерозом прицельно подавлять аутореактивные Т-лимфоциты, которые атакуют миелин — вещество, формирующее электроизолирующую оболочку нейронов в зрительном нерве, спинном и головном мозге. Для этого врачи ввели пациентам их собственные лейкоциты, в которые методом генной инженерии были добавлены биллионы антигенов миелина. В результате уровень активности иммунной системы в отношении оболочки нейронов снизился на 50—75%, что при этом никак не сказалось на ее работе в целом. Ученые признаются, что их первая экспериментальная группа была слишком мала, чтобы можно было делать окончательные выводы. Но они надеются, что вскоре получат средства на новые, более масштабные исследования.

9. 3D-маммография для ранней диагностики рака

В Больнице Джона Хопкинса в Балтиморе (США) начали использовать устройство Hologic, которое, наряду с привычными 2D-снимками, позволяет делать 3D-маммографию молочных желез. За один сеанс аппарат создает 15 снимков под углом 15 градусов, а затем выводит изображения срезов толщиной 1 мм. Это дает врачам возможность видеть искажения в ткани молочной железы гораздо подробнее, чем при обычной 2D-маммографии, и диагностировать рак груди значительно раньше. «Если это заболевание удается быстро обнаружить и начать лечение раньше, чем появятся метастазы, коэффициент выживаемости в последующие пять лет составляет больше 98%, — заявила директор отдела радиологии груди Больницы Джона Хопкинса Сьюзан К. Харви. — Кроме того, на ранней стадии требуется меньшее хирургическое вмешательство и зачастую не нужна химиотерапия». Тем не менее, исследователи отмечают, что при 3D-маммографии существует риск пропустить очаг кальцификации. Преинвазивные раковые опухоли (так называемый «рак на месте», когда опухоль не прорастает в подлежащую ткань, а клетки ее гибнут с той же скоростью, с какой делятся), представленные калицификатами, лучше поддаются диагностике с помощью 2D-исследований.

10. Революционный препарат для лечения рака простаты

В Великобритании в 2011 году появилось лекарственное средство, разработку которого специалисты назвали настоящей революцией в онкологии. Препарат под названием абиратерон в 80% случаев сокращает размеры опухоли или стабилизирует ее даже на заключительной стадии рака, когда возникают метастазы, а также существенно облегчает болевой синдром. Абиратерон блокирует синтез андрогенов, ингибируя фермент CYP17. Это приводит к значительному снижению уровня тестостерона, который и является основным «топливом» для развития рака простаты. Лекарство, к сожалению, не универсально: пациентам с агрессивной формой рака он помочь не в силах. Однако он способен увеличить продолжительность жизни таких больных, как минимум, в два раза, и улучшить ее качество.

Источник


Не все йогурты одинаково полезны

 

«Сегодня у нас презентация нового питьевого йогурта, подходите и узнайте, чем вам могут помочь «хорошие» бактерии», — звучал в супермаркете звонкий девичий голос. Я подошел: узнать никогда не мешает, опять же может что-то новенькое расскажут о том, как отличить «хорошие» бактерии от «плохих».

Девушка с улыбкой выдавала заученные фразы о том, как мы все плохо питаемся, как нас изводят бесконечные стрессы, как от этого страдают кишечник и иммунитет… И как новый питьевой йогурт нас всех спасет. Когда в ее речи мелькнуло слово «пробиотики», я перешел от пассивного интереса к активному. И юное создание поведало мне, что пробиотики – это «хорошие» бактерии, которые заселяют наш кишечник и помогают нам бороться со всеми невзгодами нашего мира, например, с простудами и другими инфекциями.

«Простите, а зачем заселять кишечник?» — невинно поинтересовался я. «Как зачем? — совершенно искренне удивилась девушка. — Ведь наши бактерии гибнут от стрессов и неправильного питания, а к тридцати годам у большинства населения не остается кишечной флоры». Мой глубокий вздох и реплика, что ее жестоко обманули, лишь на минуту погрузил агитаторшу в ступор. Затем она тряхнула головой, и переключила своё внимание на «хороших» покупателей, всерьез заинтересовавшихся новинкой.

Читатели, скажите честно, вы тоже верите в пользу заселения кишечника пробиотиками? С девушкой-то всё понятно – она просто хорошо выучила текст и честно отрабатывает свой промоутерский хлеб, не особо вдумываясь в смысл происходящего. Но если такого же мнения придерживаются незаинтересованные люди – это не смешно.

В супермаркет за лекарствами

То, что наши люди обожают заниматься самолечением – неоспоримый факт. Производители продуктов питания это недавно осознали и стали активно использовать себе во благо. Особенно расстарались молочники. Нет, не те усатые дядьки из рекламы, а компании, производящие соответствующую продукцию – йогурты, кефиры и прочее.

Достаточно пройтись мимо молочных рядов в любом более-менее крупном магазине, чтобы понять масштабы происходящего. Нет, никто не отрицает полезных свойств молока, ряженки или творога. Но преподносить их как лекарства – это уже удар ниже пояса, запрещенный, к слову, рекламным законодательством.

Такое впечатление, что производители соревнуются – кто придумает более нелепые терапевтические свойства для очередного питьевого йогурта. «Повышаем иммунитет», — говорят одни. «Усиливаем противовирусную защиту», — уточняют другие. «Заселяем кишечник правильными бактериями», — внушают третьи. «Снижаем уровень холестерина», — достают туза из рукава четвертые.

Если постараться, в супермаркете можно найти съедобные лекарства практически от всех болезней. Рай для отечественного потребителя, считающего, что он сам себе врач. И настоящий ад для врачей, которым потом приходится разгребать последствия.

Пейте, дети, молоко

Сначала о хорошем. Молоко и молочные продукты, действительно, оказывают благотворное влияние на наш организм. В последнее время стало очень модным ссылаться на Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ). Так вот: ВОЗ ничуть не против кефиров-йогуртов. Наоборот, в совместных с UNICEF методических рекомендациях «Кормление и питание грудных детей и детей раннего возраста» сказано, что кормить-поить детей молочной продукцией не только можно, но и обязательно нужно. Рекомендации, к слову, сделаны не просто для Европейского региона, а специально с учетом специфики постсоветского пространства.

Молоко – продукт отличный, жаль только, что хранится недолго. О стерилизованном или порошковом не говорим, его можно хранить годами, но называть это настоящим молоком язык не поворачивается. Поэтому много тысяч лет назад человечество придумало обрабатывать молоко таким образом, чтобы оно подольше не портилось и сохраняло максимум своих свойств. На языке современной биохимии это называется ферментацией. Молочнокислые бактерии преобразуют молочный сахар – лактозу – в молочную кислоту, а также жирные кислоты с короткой цепью. Происходит закисление среды (падение рН), ну а в кислой среде большинство болезнетворных бактерий либо гибнут, либо не растут и не размножаются.

Кисломолочные продукты представляют собой прекрасный источник питательных веществ, таких как кальций, белки, фосфор и рибофлавин (он же – витамин В2). Наибольшее распространение на территории бывшего Союза получил кефир, позже к нему присоседился йогурт, который старательно выживает своего конкурента. Хотя, по оценке тех же экспертов ВОЗ, на долю кефира приходится почти 70 процентов общего количества кисломолочных продуктов, потребляемых в странах бывшего СССР.

Сколько лет кефиру – никто сказать не берется. Но с тем, что кефир – это напиток кавказской национальности, согласно большинство экспертов. Кефирное зерно – уникальное творение природы, некоторые источники утверждают, что жители Кавказа получили его от Пророка. Пожалуй, это единственное внятное объяснение, почему искусственно воспроизвести «кефирный грибок» пока не удается.

«Грибок» — это название бытовое. Если разобраться, кефирное зерно – это симбиоз нескольких видов микроорганизмов: молочнокислых стрептококков и палочек, уксуснокислых бактерий и дрожжей. Гнездится весь этот зоопарк в полисахаридной матрице.

Кефир содержит спирт (как результат брожения). Его в напитке от 0,12 до 0,88 объемных процента. Кстати, и имен у него много, у разных народов он называется по-разному, но при некоторых нюансах в технологии суть остается той же самой.

Йогурт хотя и появился в отечественных магазинах только в начале 1990-х годов, историю имеет не менее богатую, чем кефир. И корни его уходят на Балканы, точнее, в древнюю Фракию. Йогурт также получают сквашиванием цельного молока, только используют для этого специальный «микробиологический комплект» — Lactobacillus bulgaricus (болгарская палочка) и Streptococcus thermophilus (термофильный стрептококк). От кефира йогурт отличается консистенцией и отсутствием этанола.

Про биотики

В рекомендациях ВОЗ про кефир и йогурт сказано, что эти два напитка содержат пробиотики. Знакомое слово? Это те самые «хорошие» бактерии по версии девушки-промоутера.

Попробовав найти определение термина, я столкнулся с определенными сложностями. Прежде всего, это точно не фармгруппа препаратов, потому что при поиске в Регистре лекарственных средств по ключевому слову «пробиотики» отыскиваются только биологически активные добавки к пище (БАДы).

Опять выручила ООН, точнее, Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (FAO), на сайте которой нашлось множество документов по пробиотикам. Например, руководство «Пробиотики в пище» (PDF, eng). В нём достаточно подробно рассмотрена история вопроса.

Что интересно, фактическим основателем учения о пробиотиках является не кто иной как нобелевский лауреат и блестящий российский ученый Илья Мечников, работавший в Пастеровском институте над проблемой борьбы «плохих кишечных микробов» с «хорошими». Было это в 1907 году, но термин «пробиотики» появился только в 1965. Исследователи Lilly и Stillwell назвали пробиотиками вещества, которые вырабатываются одними микроорганизмами и способствуют жизнедеятельности других организмов. В дальнейшем пробиотиками стали называть и сами «полезные» бактерии.

А что еще более интересно, долгое время этот термин имел исключительно ветеринарную прописку. И только в 1992 году голландские ученые Havenaar и Huis in ’t Veld распространили ареал его обитания и на человека. И, если хорошенько подумать, зря это сделали.

Дело в том, что потенциальных пробиотиков – масса, несколько тысяч видов бактерий. Теоретически они все для человека безопасны, теоретически же они должны приносить ту пользу, которую приносит качественная, сбалансированная и полноценная пища – поддержание организма в пределах функциональной нормы.

Если бы дело ограничивалось только «кефирным зерном» или болгарской палочкой, ситуация никаких волнений не вызывала бы, благо эти микроорганизмы проверены тысячелетиями и сотнями поколений потребителей. Но сначала одна молочная компания, стремясь к увеличению продаж, попробовала вывести на рынок йогурт с «собственным» пробиотиком. Потом конкуренты подтянулись, заработали маркетинговые механизмы, включились рекламные мозгопромыватели, в результате всего этого безобразия продукты с «живыми культурами» стали бешено популярны. Ведь продукты с пробиотиками стараниями рекламщиков из просто еды превратились в лечебно-профилактическую еду. Зачем нам прививки, врачи и здоровый образ жизни? У нас есть 7–10–14 волшебных бутылочек, которые укрепят наш иммунитет навсегда, независимо от того, сколько мы двигаемся, сколько и что едим, как регулярно интересуемся состоянием нашего здоровья.

А, между тем, в уже упомянутом руководстве FAOимеется предостережение – эффекты пробиотиков видоспецифичны. И вводить в пищевые продукты новые бактериальные составы следует очень и очень осторожно. Это означает, что один вид бактерий действительно может оказаться полезным в некотором смысле. А вот другой, теоретически считавшийся безопасным, может такую свинью подложить, что мало не покажется.

Мы за ценой не постоим

В благополучной Голландии разразился скандал. Во время клинических испытаний, которые с 2004 по 2007 год  проводил в нескольких клиниках страны Утрехтский университет, в экспериментальной группе погибли 24 человека. Это в 2.5 раза превысило смертность в контрольной группе. Что же такое убойное испытывали голландцы? Всего лишь биологически активные добавки (БАДы) с пробиотиками, предоставленные местной компанией Winclove.

В феврале 2008 года в крупнейшем медицинском научном журнале The Lancetголландские медики опубликовали подробный отчет об исследовании и попытались разобраться в причинах такой высокой смертности.

В состав бактериального препарата, эффективность которого при панкреатите и оценивалась, входили следующие микроорганизмы: Lactobacillus acidophilus, Lactobacillus casei, Lactobacillus salivarius, Lactococcus lactis, Bifi dobacterium bifi dum, Bifi dobacterium lactis. Вроде бы ничего необычного – лакто— и бифидобактерии, перемешанные с мальтодекстрином (глюкоза + олигосахариды + солодовый сахар) и кукурузным крахмалом.

Панкреатит – вещь достаточно неприятная, это вам любой врач скажет. И летальные исходы при разного рода проблемах с поджелудочной железой (она же панкреас) – к сожалению, не редкость. Данная смесь пробиотиков исследовалась на предмет противовоспалительного действия конкретно в панкреасе.

Смертность в «пробиотической» группе оказалась выше, по каким бы параметрам не проводилось сравнение. Так, в подгруппе пациентов с паренхимальным некрозом в экспериментальной группе умерли 70 процентов пациентов против 53 в контрольной. Те или иные инфекционные осложнения закончились летальным исходом у 41 процента пациентов первой группы против 15 процентов во второй. В 8 случаях причиной смерти в группе, получавшей пробиотики, стала ишемия кишечника, которая вообще не наблюдалась в группе, получавшей плацебо.

Дабы не растекаться мысью по древу, приведу вывод ученых:

"У пациентов с прогнозируемым тяжелым острым панкреатитом пробиотическая профилактика с помощью этой комбинации пробиотических штаммов не снижает риск инфекционных осложнений и связана с повышенным риском смертности. Поэтому пробиотическая профилактика не должна назначаться этой категории пациентов."

То есть, у пациентов с предварительным диагнозом тяжелого острого панкреатита, профилактика пробиотиками предложенного состава не снижает риск инфекционных осложнений (30 процентов в экспериментальной группе против 28 в контрольной – уточнение моё, А.В.) и связана с повышенным риском летального исхода. Поэтому данной категории пациентов не следует назначать пробиотики в профилактических целях.

И этот случай – вовсе не единственный.

Ну что, есть еще желающие проверить на себе или на своем ребенке суперсовременные пробиотические «препараты» (а точнее – БАДы), активно рекламирующиеся в Интернете? Могут ли их продавцы гарантировать, что данная конкретная рецептура окажется хотя бы безопасной (не говорим уже об эффективности) конкретно для вас? Вы спрашиваете, а как же лечить дисбактериоз?

То, чего нет

А никак. Нет его, дисбактериоза. Не су-щест-ву-ет. Далее – конспективно, потому что тема уже жевана-пережёвана.

У новорожденного ребенка просвет кишки стерилен как одноразовый шприц в упаковке. В течение некоторого времени происходит колонизация кишечника – микроорганизмы попадают в него из внешней среды, с пищей, воздухом и водой. Именно поэтому существует проблема колик:  пока кишечное сообщество утрясётся, пока все познакомятся с соседями и проведут ремонт, пока закупят мебель и обоснуются, пока выяснят, кто тут главный – будут так называемые диспептические явления.

Этот процесс течет сам собой. И в итоге у каждого человека сформируется свой собственный индивидуальный и присущий только ему набор жильцов кишечника. Можно хоть килограммами скармливать ребенку суперполезные бактерии аkа пробиотики, это ровным счетом никак не отразится на конечном результате. Хотя нет, вру, от вмешательства извне процесс может затянуться, потому что «понаехавшие» будут пытаться устанавливать свои правила игры и баламутить сообщество. Хорошо хоть текучка у кишечных гастарбайтеров большая – в прямом и переносном смысле слова.

Далее, если вдруг вам сделали анализ «на дисбактериоз» и огласили этот страшный приговор, поменяйте врача. Количественный и качественный состав микрофлоры кишечника не регламентируется никакими международными нормами или стандартами. Просто потому, что это невозможно сделать – такое количество факторов влияет на каждого отдельно взятого человека. Да и несовершенство методов диагностики делает свое черное дело – одно дело пристеночная флора, обитающая в кишке, и совсем другое – то, что вышло наружу с вечерней лошадью, простите, с вечерним стулом.

Будете смеяться, но даже применение антибиотиков не требует последующей коррекции микрофлоры пробиотиками. Даже если какие-то явления и встречаются (скажем, понос при применении чрезвычайно популярного амоксиклава-аугментина), они проходят самостоятельно. Кишечное сообщество саморегулируется и самовосстанавливается, и нам, с нашими, прямо скажем, неглубокими познаниями в этой сложной области, лучше вообще не вмешиваться в дела микробные. Конечно, если это не холера, тиф или дизентерия – тут медики быстро вычислят пришельца, определят его чувствительность к антибиотиками и выставят паршивца из организма. А последствия погрома в кишечном общежитии жильцы устранят сами.

***

Итак, чтобы ваш кишечник не доставлял вам особых проблем, его нужно радовать  здоровой и полноценной пищей. Предпочтение при этом лучше отдавать натуральным и проверенным продуктам, к кисломолочным рекам это тоже относится.

Мода – это, конечно хорошо. Микробиологические инновации – тоже. Только сто раз подумайте, прежде чем проводить очередной пищевой эксперимент на себе или своих близких. Может, не надо, а?

Алекс Волгин


Эта загадочная борная кислота

Бытует мнение, что давно использующиеся лекарства вреда принести не могут, поскольку они как бы оценены и испытаны самой жизнью. Но непогрешимость старых лекарств — миф. Пример тому — борная кислота. С конца XIX века и по сей день она широко применяется в домашней медицине. Между тем этот внешне безобидный белый порошок иногда вызывает у маленьких детей тяжелейшие отравления.
Началом эпохи антисептики в хирургии считается 1865 год, когда английский хирург Джозеф Листер опубликовал в журнале „Ланцет“ статью о новом методе обработки хирургических ран с помощью карболовой кислоты (в просторечии — карболка). Карболка эффективно убивала микробы, но обладала множеством недостатков, худшим из которых была её ядовитость.

Вскоре за этим событием французский химик Жан Батист Дюма обнаружил антисептические свойства у борной кислоты, которая не раздражала раны, не пачкала белье, не пахла дурно, как карболка, даже вкуса не имела. Вот почему многие из известных в то время „домашних“ и клинических антисептиков, как перекись водорода, марганцовка и карболка, стали всё чаще и чаще заменять борной кислотой. Как выяснилось — зря.



В современном учебнике по фармакологии Д.А. Харкевича борной кислоте посвящено около четырёх строк. В том числе и такая: „Противомикробная активность кислоты борной низкая“.

Действительно: если борная кислота, согласно М.Д. Машковскому, оказывает антимикробное действие в минимальной концентрации 2%, то перманганат калия — 0,1, этакридин — 0,05, фурациллин — 0,01, а хлоргексидин — всего лишь 0,005%. Следовательно, мы имеем (и собственно говоря, давно имели) антисептики, которые превосходят кислоту по активности в 20-400 раз!

Отсутствие вкуса, запаха и раздражающего действия создало борной кислоте ложную славу безвредного вещества. Однако токсикологи показали, что микроэлемент бор относится к группе так называемых общеклеточных ядов. Только высокая стабильность борной кислоты в организме человека делает её относительно безвредной. Но небольшое количество борной кислоты все же расщепляется. При остром отравлении людей она поражает мозг, слизистые оболочки и кожу, а при хроническом — кроветворные и половые клетки. Особенно опасна борная кислота для развивающихся эмбрионов. Даже поступление однократной нетоксической дозы в организм матери может вызвать патологические изменения плода.

Из-за низкой эффективности и высокой токсичности борная кислота со временем покинула больничные палаты, где не очень-то заботятся о внешнем виде, запахе и вкусе препарата — был бы эффект, и перешла в число исключительно домашних средств, приятность которых чаще ценится выше их полезности. В большинстве домашних аптечек и сейчас можно встретить тот или иной лекарственный или косметический продукт с борной кислотой: присыпки, водный раствор для промывания глаз, спиртовой раствор для закапывания в уши, борную мазь, борный вазелин, борное мыло и даже минеральную воду с бором. И многие из них предназначены для детей…

Первое описание гибели ребенка от отравления борной кислотой, найденное мной в медицинском журнале, датировано 1881 годом. В 1905 году вышел первый (научный) обзор, в котором описаны уже 22 смертельных исхода.

Как ни парадоксально, но учащению отравлений способствовало распространение жёстких гигиенических правил ухода за ребенком. Так, после Второй мировой войны каждая молодая мама приобретала в аптеке порошок борной кислоты. Тогда её применение для регулярной обработки слизистых оболочек и кожи ребенка, а также сосков матери перед кормлением было синонимом высокой бытовой культуры.



Результат не замедлил сказаться. Журнал „Педиатрия“ (№ 6, 1953 г., Канада) опубликовал сообщение о 102 смертельных случаях, причиной которых стало применение борной кислоты. „Британский медицинский журнал“ (№ 1, 1955 г.) сообщил о 120; „Немецкий медицинский журнал“ (т. 87, 1962 г.) — о 60, „Французский журнал терапии“ (№ 3, 1980 г.) — о 79 случаях гибели детей. Отравления возникали в результате самых, казалось бы, невинных действий родителей и врачей: обтирания сосков матери раствором кислоты перед кормлением, присыпания мокнущих поверхностей кожи, обработки слизистой рта.

Будучи педиатром по образованию и фармакологом по профессии, автор этой статьи принимал участие в написании руководства для врачей „Отравления в детском возрасте“, изданного в 1961, 1977 и 1999 годах, в котором было указано на возможность отравления детей борной кислотой. Потом вышел учебник для студентов педиатрических факультетов — в нём перечислены лекарства, противопоказанные новорождённым. Среди них — борная кислота. Тем не менее популярность её среди населения и детских врачей отнюдь не снизилась. Это подтолкнуло меня к написанию статьи „Когда взрослые лекарства опасны для детей“, которая была опубликована в журнале „Наука и жизнь“ (№ 5, 1983). Реакция оказалась бурной. Пришло много ругательных писем, упрекавших меня в полной безграмотности, в том числе даже за подписью начальника Главного управления лечпрофпомощи.

Не успел я сесть за ответ уважаемому начальнику, как на полках библиотек появился свежий номер журнала „Архив болезней детства“ (№ 9, 1983 г., Великобритания), почти целиком посвящённый борной кислоте. Р. Иллигнворт, ведущий педиатр Англии, описал случай судорог у грудного ребёнка после применения раствора буры в глицерине для лечения молочницы.

В том же номере журнала меня заинтересовала статья М. О'Сулливана „Хроническое отравление борной кислотой у грудных детей“. Поскольку Британская педиатрическая ассоциация не рекомендовала применение борной кислоты уже с 1966 года, то, по данным автора, число детских отравлений за последние годы снизилось. Тем не менее он советовал всегда проверять наличие борной кислоты в сыворотке крови в том случае, если у ребёнка имеются непонятные симптомы, когда кишечное расстройство и воспаление мозга сочетается с температурой и сыпью.

Был описан и такой случай. Одна из аптек Дублина выпустила специальный сладкий сироп для ополаскивания сосок-пустышек с добавками борной кислоты в качестве консерванта. Вскоре в больницу доставили одного за другим 13 грудных детей с рвотой и судорогами. Оказалось, что в течение 4-10 недель детям давали соски, ополоснутые в новом сиропе. Содержание борной кислоты в сыворотке их крови к моменту поступления в больницу составляло более 8 мкг/мл, смертельной же является концентрация 80 мкг/мл. Высокая концентрация борной кислоты у детей держалась в течение 10 недель. К счастью, все дети поправились.

Появление этих статей заставило меня, в буквальном смысле слова, забить тревогу. На это мне отвечали, что в нашей стране ни одного случая отравления борной кислотой не зарегистрировано. Я убеждал, что не могут наши дети столь принципиально отличаться от прочих детей. Мне возражали: если не было отравлений, то отличаются. Я заинтересовался, как часто в больницах исследуется кровь детей, поступивших с симптомами тяжёлого отравления, на содержание в ней борной кислоты. Оказалось — практически никогда. Вот и причина отсутствия случаев отравления борной кислотой.

Смертельная доза борной кислоты для взрослого — 5-20 граммов. Большой разброc получается из-за того, что кислота выделяется через почки в неизменном виде. Хорошо они работают — отравление переносится легко, плохо — спасти от него крайне трудно. У детей имеется относительная недоразвитость почечных функций — это чисто физиологическая закономерность. И чем ребенок младше, тем эта недоразвитость выражена сильнее. Отсюда и получается, что борная кислота опасней всего для новорождённых, а с возрастом риск отравления постепенно снижается. Поэтому применение борной кислоты для лечения новорождённых должно быть запрещено категорически. Для грудных детей она может использоваться лишь в стационаре при обязательном контроле за её содержанием в крови. Следует помнить, что при больных почках борную кислоту нельзя давать ни детям, ни взрослым. Для детей старше года возможно употребление борной кислоты в виде растворов и мазей, но с учётом того, чтобы общая доза, независимо от длительности применения, не превышала двух граммов. Например, в одной капле её 2%-ного раствора содержится один миллиграмм вещества. По две капли в оба глаза пять раз в день — 20 мг, а за 10 дней лечения организм ребёнка получает токсическую дозу.

2 февраля 1987 года Министерство здравоохранения СССР по рекомендации Фармакологического комитета наконец приняло решение: „…запретить использование борной кислоты в качестве антисептического средства у детей грудного возраста, а также у женщин в период беременности и лактации в связи с её низкой активностью и высокой токсичностью“. Борная кислота была изъята из „Аптечки матери и ребёнка“. Но некоторые педиатры упорно продолжают рекомендовать её для обработки полости рта и глаз новорождённых. А мамам и тем более бабушкам ничего не стоит обработать раствором борной кислоты кожу ребёнка. Старые мифы распоряжениями министерства развенчать не так-то просто. А давно пора.


Читать медицинские новости в Казахстане будут усовершенствоваться стандарты оказания медицинской помощи

Министром здравоохранения Республики Салидатой Каирбековой были отмечены основополагающие аспекты Послания государственного Главы, заключающиеся во всесторонней поддержке предпринимательской деятельности, новом курсе политики экономики, подготовки и переподготовки кадров, а также в главных ориентирах современной образовательной системы и во многом другом.

Также, министром были детально охарактеризованы ключевые задачи сферы здравоохранения. В Казахстане, в соответствии с поручениями Главы Республики, стандарты оказания медицинской помощи будут усовершенствованы, поскольку реабилитационную и паллиативную службы здравоохранения необходимо развивать. В региональных центрах для этого будут создаваться хосписы, больницы сестринского ухода за тяжелобольными и пожилыми гражданами. Путем создания автоматизированной единой системы с использованием новых технологий коммуникации, проводится модернизация службы медицинской скорой помощи с внедрение услуг «смарт-медицины», а также развиваются здравоохранительные системы. Гарантированный объем бесплатной медицинской помощи детям будет расширен, а их обеспечение на бесплатной основе лекарствами продолжится так же, как и проведение в школьных и дошкольных учреждениях профилактических мероприятий. Продолжением ознаменуются мероприятия, предусматривающие включение в детский школьный рацион продуктов питания, обогащенных минерально-витаминным комплексом, а также будут проводиться информационно-пропагандистские акции по вопросам питания школьников и их здоровью.

На долгосрочную перспективу Министерством здравоохранения будет принята стратегия (отраслевая) по развитию и внедрению частного государственного партнерства в здравоохранительной сфере с предусмотренным использованием международно-признанных схем ГЧП, включая строительство, эксплуатацию, проектирование, доверительное управление и передачу, а также оказание немедицинских и медицинских услуг.


Лекарства, витамины и пищевые добавки не способствуют сохранению умственных способностей

Анализ обширного массива данных показал, что лекарственные препараты, витамины и растительные добавки бесполезны при возрастном ухудшении познавательной функции. Единственным эффективным средством являются умственные упражнения.

Анализ опубликованных результатов 32 рандомизированных клинических исследований с участием около 25 тысяч пациентов, проведенный специалистами клиники Святого Михаила в Торонто, не выявил доказательств того, что лекарственные препараты, пищевые добавки растительного происхождения и витамины способствуют предотвращению возрастного угасания познавательной функции у здоровых стариков. В тоже время, полученные результаты показали, что определенное положительное влияние оказывают умственные упражнения, такие как использование компьютерных программ для тренировки памяти.

Изучаемый вопрос имеет исключительную важность, так как, согласно статистическим данным, слабовыраженные нарушения познавательной функции возникают у 10-25% людей в возрасте старше 70 лет. Они характеризуются ухудшением памяти, а также способности к рассуждениям и принятию решений, не оказывающим значительного влияния на ежедневную деятельность.

В то же время, ежегодно примерно в 10% случаев слабовыраженные нарушения познавательной функции переходят в различные формы старческого слабоумия, такие как болезнь Альцгеймера. Учитывая это, а также скорость старения популяции специалисты предсказывают, что в течение следующих 25 лет количество страдающих слабоумием канадцев удвоится и превысит миллион.

К сожалению, результаты анализа имеющихся данных не выявили пользы от применения фармакологических средств, таких как ингибиторы холинэстеразы, разработанные для повышения эффективности действия ацетилхолина – химического соединения, обеспечивающего протекание процессов формирования памяти, мышления и принятия решений.

Аналогичным образом не было выявлено положительного влияния на познавательную функцию растительных добавок, таких как гингко билоба, а также витаминов и жирных кислот, в том числе витамина В6 и омега-3 жирных кислот.

Результаты ряда исследований свидетельствуют о том, что прием препаратов эстрогена способствовал ухудшению познавательной функции и развитию слабоумия.

Доказательства пользы физических упражнений, в том числе силовых тренировок, также оказались недостаточно убедительными.

Единственным эффективным средством поддержания познавательной функции оказались умственные упражнения, в том числе выполняемые с помощью специальных компьютерных программ и индивидуальные тренинги, направленные на тренировку запоминания, аргументации и скорости обработки информации.

По словам авторов, необходимо проведение исследований, посвященных изучению роли умственных тренировок в профилактике угасания познавательной функции. Они призывают ученых оценить пользу таких общедоступных инструментов, как кроссворды и головоломки, влияние которых на состояние умственных способностей изучено недостаточно.


Чем выше продолжительность жизни родителей, тем ниже онкологические риски у их детей

Отец-долгожитель снижает вероятность развития рака у детей на 14 процентов, а мать – на 40 процентов.

Дети родителей, проживших долгую жизнь, тоже, как правило, становятся долгожителями, при этом риск развития рака и других болезней старения для них заметно снижен. К такому выводу пришли британские ученые, чья статья опубликована в Journals of Gerontology: Series A.

Ученые из Школы медицины при Университете Эксетера (University of Exeter Medical School) в сотрудничестве с Национальным французским институтом исследований в области медицины и здоровья (National Institute for Health and Medical Research), Университетом Мичигана (University of Michigan) и Университетом Айовы (University of Iowa) провели международное исследование, в котором приняли участие дети родителей-долгожителей.

К долгожителям ученые отнесли матерей, доживших до 91 года, и отцов, доживших до 87 лет. Здоровье их потомства сравнивали с детьми родителей, доживших до 77–91 года (матери) и до 65–87 лет (отцы). Наблюдение продолжалось 18 лет. За это время исследователи зарегистрировали 938 новых случаев рака среди участников.

Результаты исследования показали, что наличие хотя бы одного родителя в возрасте 65 лет и старше снижает риск развития рака для его ребенка на 19 процентов каждые 10 лет. Отец-долгожитель снижает вероятность развития рака у детей на 14 процентов. А для тех, чьи матери дожили до возраста 85 лет и старше, риск рака оказался снижен на целых 40 процентов. Примерно таким же образом для детей долгожителей снижается риск развития диабета, сердечно-сосудистых заболеваний и инсульта.


Читать новости медицины: Около 40% пациентов с ревматоидным артритом не придерживаются режима терапии, прописанного врачом

Исследование американских ученых показало, что около 40 процентов пациентов с ревматоидным артритом (РА) не принимают оральные лекарственные препараты так, как это предписано врачом, что негативно отражается на их самочувствии. Результаты этого исследования опубликованы в журнале Arthritis & Rheumatism.

Авторы исследования, Мария Суарез-Альмазор (Maria E. Suarez-Almazor) и ее коллеги из Университета Техаса (University of Texas), отмечают, что за последние 10 лет в терапии РА произошел существенный прогресс. Появились новые биологические препараты с высокой эффективностью. Однако в качестве начального этапа терапии врачи по-прежнему назначают болезнь-модифицирующие антиревматоидные препараты (DMARD), например, метотрексат. Этот препарат обладает высокой эффективностью, но для того, чтобы он подействовал в полную силу, его необходимо принимать именно так, как прописывает ревматолог.

Чтобы отследить приверженность пациентов с РА лекарственной терапии, исследователи раздали 107 участникам исследования контейнеры с лекарственным препаратом, снабженные электронным монитором. Это устройство регистрирует и запоминает время, когда пациент открывает контейнер (предполагается, что он делает это для того, чтобы выпить лекарство).

Большинство участников исследования составили латиноамериканки и чернокожие женщины с низким уровнем образования и доходом. РА у каждого участника длился уже как минимум 8 лет, средний индекс DAS28 составил 4,7, что соответствует умеренной активности ревматизма. 81 процент участников принимал метотрексат, 43 процента — лефлуномид, 36 процентов — гидроксихлороквин и 15 процентов — сульфосалазин. Более половины участников принимали одновременно более одного препарата DMARD, а две трети дополнительно принимали преднизолон. Наблюдение за участниками продлилось 2 года.

В целом, оказалось, что в соответствии с предписаниями врача метотрексат принимали лишь 63 процента пациентов. И лишь 21 процент участников принимали назначенные им препараты правильно хотя бы 80 процентов времени. Общая приверженность пациентов лефлуномиду составила 71 процент, гидроксихлороквину — 63 процентов, сульфасалазину — 58 процентов, а преднизолону — 70 процентов. Правильную дозу метотрексата соблюдали лишь 78 процентов больных, а сульфасалазина — 59 процентов. При этом чаще всего дозу повышают те, кто принимает метотрексат (14 процентов) и гидроксихлороквин (2 процента). Правильнее всего принимают лекарства пациенты, состоящие в браке и имеющие невысокие показатели индекса DAS28. Исследователи отмечают, что эти результаты должны стать сигналом для ревматологов, которым необходимо отслеживать приверженность пациентом назначаемой терапии.


Читать новости мидицины: Пациенты стационаров надолго оставляют в них свои бактерии

Бактерии остаются в больнице даже после выписки больного и влажной уборки палаты.

Как только пациент поступает в госпиталь, микробы, обитающие в его организме и на коже, начинают быстро колонизировать палату и коридоры лечебного учреждения. И чем дольше пребывает в больнице пациент, тем дольше его бактерии остаются там «прописанными». К такому выводу пришли исследователи из Университета Чикаго (University of Chicago) в Иллинойсе. Результаты их работы были представлены на Конференции по микробиологии зданий в Баулдере, Колорадо.

Эти данные стали первыми результатами проекта «Микробиом госпиталя» (Hospital Microbiome), в рамках которого исследователи пытаются отследить изменения микробной экосистемы нового госпиталя при университете. Это исследование началось в январе этого года, когда госпиталь был еще закрыт для пациентов. Все это время исследователи еженедельно собирали мазки со светильников, пола, вентиляционных и водопроводных труб, столов и кроватей и исследовали их на наличие микробов. Госпиталь открыл свои двери для пациентов в феврале этого года, и с тех пор ученые также собирают мазки из носа и с рук пациентов, тестируя их на наличие микроорганизмов. Проект продлится до конца этого года. За это время ученые соберут не менее 15 тысяч образцов для исследования.

На настоящий момент исследователями собрано около 4,5 тысяч образцов и 600 из них уже проанализированы. Предварительные результаты показывают, что микробное сообщество, населявшее закрытый госпиталь, значительно изменилось после появления в нем пациентов. Проведя ДНК-секвенирование собранных в закрытом госпитале мазков, микробиолог Джек Гилберт (Jack Gilbert) и его коллеги идентифицировали около 70 тысяч типов микробов, которые, по всей видимости, проникли в здание по воздуху, с водой, строительными материалами и «верхом» на строителях.

После того, как госпиталь открылся для пациентов, состав его невидимого микронаселения существенно изменился. Любопытно, что пациенты, проводящие в госпитале всего несколько дней, обратимо меняют микроклимат больницы: сразу после выписки пациентов проводится влажная уборка палат, после чего микробная экосистема в ней восстанавливается до того уровня, который был до поступления пациента. Однако бактерии, «приехавшие» в госпиталь вместе с пациентами, проходящими длительное лечение — больные раком или после трансплантации органов — остаются в экосистеме госпиталя надолго и сохраняются даже после выписки больного и влажной уборки палаты. К счастью, пока исследователи не обнаружили в образцах ни одной патогенной бактерии, так что эта микроэкосистема не причиняет никакого вреда здоровью других пациентов.

Это исследование особенно важно, поскольку ежегодно так называемыми госпитальными инфекциями заболевают несколько миллионов стационарных пациентов, и исследователям крайне важно понять, как они попадают в госпиталь и распространяются по нему.


Страницы:12